Школа выживания

Школа выживания в экстремальных ситуациях. Все о выживании в экстремальных ситуациях.
Текущее время: Сб ноя 18, 2017 4:14 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Чт дек 27, 2007 2:00 pm 
Не в сети
Интересующийся
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср дек 27, 2006 3:51 am
Сообщения: 51
Сожрали сразу весь шоколад и выпили весь чай. Тонкая надежда - а вдруг углеводы помогут, облегчат испытание. Однако в явном виде не помогают, усталость накапливается и даже 2-е дыхание куда то сбежало. Часто задаваемый вопрос - "половину прошли, Идрис?" Надежда услышать ответ "да" растворяется в постепенно приходящем ощущение боли в суставах, мышцах и стертостях. При ходьбе вверх сильно трутся пятки и конечно же у всех сразу вскочили волдыри и сразу же поразрывались. Не помогли даже "крутые" иностранные ботинки. Только потом, перед следующим восхождением, нач.уч. случайно обронил фразу, что они против этого одевали женские нейлоновые чулки. Хотел наверное не лишать нас сразу всех прелестей трекинга. Идем дальше. Воду пьем из горного ручья. Закончились мелкие камни в траве, закончилась трава, дальше жизни нет, началась морена (камни после ледника). Деревья и трава выше 2700 м. в этих местах не растут, остаются только цветочки разные, которые вылезают прямо из камней. Я приседаю каждые 3..5 минут, Идрис отдыхает стоя. Шли сначала меняясь, потом Идрис и Ярик ушли вперед. Сидя на камне со Славой размышляем, что Ярик прикидывался лопухом, а на самом деле крутой мужик. С дружеским уважением называем его лосем и заставляем себя вставать. Сил уже нет на столько, что когда видишь место, куда должна ступить нога, обгажено горным козлом, то нет воли изменить траекторию ноги даже на пару сантиметров. И кажется, что если сверху кто-нибудь заденет камень и он полетит на тебя, то увернуться от него этих сил тоже не будет. Вот и теория о том что надо идти рядом и следить за живыми камнями. На практике усталость и изнеможение делают все по своему. Последнюю четверть Ярик ровняется со мной, Слава далеко внизу задыхается. В последствии говорил, что это было самым сложным испытанием за все пребывание там. Чуть ли не в припрыжку нас обходит парень из клуба МАИ с лыжными палками в руках. Хоть и без рюкзака, но очень шустро. Говорит - вышел прогуляться до озер и назад. Это издевательство какое-то. Горько понимаем всю свою никчемность. Мысли терзают одни: как дойти? как бы сердце не выскочило, не порвалось, как бы легкие живы были, суставы не заклинили, мышцы не свело, плечи не отсохли. Дальше уже начинаешь понимать и принимать то, что люди в принципе - это те же ослы, по жизни мучаются и терпят, терпят и ишачат. До состояния деперсонализации осталось не много. Помогает, случайно пришедший на ум, мотив из "Арии":

"... пока ты жив, не умирай, на этот мир взгляни,

у многих здесь душа мертва, они мертвы внутри,

но ходят и смеются, не зная, что их нет,

не торопи свой смертный час, она сказала мне.

Там высоко нет никого, там так же одиноко, как и здесь.

Там высоко бег облаков, к погасшей много лет назад звезде ..."

Иду напеваю. Чуть легче. Вспоминаю другие песни: "Засыпай, на руках у меня засыпай ..." - нет не подходит, а то совсем кирдык будет, "Беловежская пуща" - вроде ничего, переделываю на "Узункольский напев, Узункольская даль, где трава высока, там где заросли гуще, ..." Вот он - КОНЕЦ тропы, конец подхода, наше место отдыха и спасения от усталости - Доломитская ночевка на озере. Даже не верится что мы дошли. Последние 5 минут бежим. Правда это нам кажется, что бежим, со стороны похоже ползем. Идрис с МАИшником уже полчаса прохлаждаются на месте ночевки, замеряют высоту по спутникам - 3100 м. МАИшник достает малюсенькую рацию и что-то сообщает в лагерь. Идрис ходит влево, вправо махая метровой антенной со своей рацией и слушает только шипение. Тихо завидует. А Слава тихо завидует, что мы уже доползли, однако и он уже уверен что ни сегодня мы будем помирать, сегодня мы победим себя и сделаем это. Последние метры по крупным валунам обманули его чувства и Слава уходит уже в другую сторону - выше от нашего места, быстро опомнившись и придя в чувства возвращается. И вот мы опять вместе. Радоваться сил нет, отдыхать сил нет. Приходит первое опустошение, как после сдачи выпускных экзаменов института: цель достигнута, а дальше что? пустота. Ставим палатки на уже обжитые (ровные) площадки 1х2м. Хотели слегка расслабится, посидеть, но Идрис нас бодрит и сам быстро делает укрытие. Погода в горах переменчивая, и не просто переменчивая, а меняется за 2 минуты и очень часто. Сейчас может быть солнце и видимость 50 км., а через 2 минуты ливень и видимость 5 м. Облака то опускаются ниже нас, то поднимаются выше и тоже за 2 мин. На подход ушло 5 часов - в 14.50 прибытие, хотя по книге написано 3.5, а МАИшник сказал, что добежал за 2. Сняли наконец таки ботинки, которые уже были кандалами, помыли ноги в горном озере и залегли в спальники. Перед глазами стоит красота - высокогорное кристально чистое синее озеро на половину в снегу окруженное величественными хребтами. Мечтаем о завтрашнем восхождении. Ярик и Слава на волне восторга приготовили на примусе какую то бодягу - гречневую крупу с водой и тушенкой. Как всегда забыли соль, приправы, а в 150 граммовых банках тушенки оказалось не более 50 гр. мяса. Понятно почему они стоили по 35 руб. Поели, легли спать. Я пошел на обрыв посмотреть на звездное небо, луну, когда еще будет возможность быть так близко к космосу. Засыпать как то не моглось, сразу стало понятно, что нормального сна не получится. Об этом нам еще и бывалые говорили. Однако лежалось в спальнике и палатке гораздо комфортнее, чем это было на велопоходах, наверное из-за обилия мягких вещей. В полудреме я провожу ночь, Идрис надел на себя все что было, включая и зимнюю шапку и профессионально спит. А на другой стороне озера спят КМС и перворазрядник из Ростова, ждут погоды уже 3-ий день чтобы залезть на отвесную скалу Доломита (5А). Связь с лагерем держат по рации через несмеяну. Наверное всю эту ночь она являлась к Ярику, ну хорошо хоть не Эльбрусская дева:)

7/7. Вылезаем из палаток. Чай с сахаром и сгущенкой. Вода на высоте закипает медленно, бензин в примусе горит вроде с меньшей температурой, чай заваривается плохо. Погода плохая. То дождь, то снег, то град или просто туман. Все это вроде не сильно, но на восхождение идти не велит. Начинаем сочинять план отступления. Решили, если к обеду не развеется, пойдем в лагерь. Чувства двойственные: возвращаться без вершины не хочется по многим причинам, и прозябать с голоданием и риском тоже. Ростовчане не выдержали 4-ого дня ожидания и снялись еще утром в лагерь. Неужели и мы за ними? Настроение тусклое. Однако погода вдруг стала приветливой, как директор лагеря. "Идем" - решительно заявил Идрис - "если испортится, вернемся". 12-00. Одели на себя системы, взяли только веревки, ледорубы, пуховки, колбасу, чай и потопали на перевал. Идти по снегу и с легкими рюкзаками значительно легче. Но легкость эта длилась не долго, как склон стал круче, силы стали убывать. Слава ушел вперед, топча зигзаги на снегу и приговаривая "вот это дело, вот акклимуха и пришла". На перевал поднялись вместе. 12-40. Стали в связку и покарабкались вверх. Идрис пошел вперед не связанный, потом пустил Славу, в середине меня и под конец Ярика. Сначала было вроде ничего, потом когда появились опасные участки, стало потихоньку доходить что такое связка и с чем ее едят. 30-ти метровая веревка в середине закрепленная через петлю и карабин к тебе, на концах к другим бедолагам. Когда дистанция в 15 м. сокращается между людьми, накручиваешь себе лишнюю веревку на локоть, потом выдаешь, когда дистанция растет. По всему пути ищешь мертвые (то бишь неживые, которые не шевелятся и не убегут если что) камни, уступы, что бы страховать товарищей, перекидывая блоком через них всю ту же веревку. Камни желательно должны быть выше линии ходьбы и это довольно неудобно. Веревка застревает иногда и приходится тратить и так дефицитные силы и ловкость, что бы ее достать. Всю подставу в ходьбе средним я ощутил сразу. Слава уходя быстрее вперед, просит выдать веревку, а Ярик преодолевая препятствие не выдает ее мне, в результате мне выдать тоже нечего. Слава дергает меня за веревку, иногда не видя в какой я нахожусь позе и на каком крутяке, я еле удерживаюсь от падения матерю Славу и дергаю за веревку Ярика, он еле удерживаясь материт меня. Идрис гонит нас вперед со словами: "ребята, посмотрели бы вы на себя со стороны, как клуши копаетесь, быстрее, накроет дождь с туманом, вообще не выберемся отсюда." На меня впервые находит гнев. Со словами "Идрис, я вижу веревку первый раз в жизни и не хочу падать, не гони", тороплю Ярика, что бы он подстраховал меня у снежного перешейка над пропастью. Ярик нервничает и повторяет с частотой в 10 минут: "у меня нет сил, давайте отдохнем, я хочу пить". В принципе я с ним солидарен, потому как пальцы стали не слушаться и жажда мешать. Над каждой пропастью, где есть уже куда падать, потому как падать можно метров 500 вниз не напрягаясь, приходят мысли: "и что же я все таки тут делаю? а смогут ли дети жить без отца? какой же ты дурак что вляпался в это дело, вроде же никогда не был авантюристом" и успокаивающие: "лишь бы выбраться живым и больше на это не пойду". В этот момент риск мне кажется абсолютно не приемлемым. Всплывают слова нач.уча. "ждут дураков и будут ждать". Да еще орлы кругом летают. Вроде и красиво, а вроде вдруг чуют что лопухи на обед к ним пожаловали. Подошли к последнему взлету метров 30. Идрис забежал на верх и скинул веревку нам, дав заранее распоряжение: "Слава вперед, потом Ярик, потом ты, Серега. Да не забудь Ярику сделать схватывающий." И действительно, свой шнур Ярик куда то задевал, пришлось дать свой. Ярик уполз. Слышу "перила свободны", отвечаю "поооонял", прицепился к веревке на петлю и сижу жду когда они веревку будут вытягивать, страховать, но делать этого никто не собирался. Вышла заминка, крича не видя друг друга еле разобрался, что надо ползти самому. 14-30. Вот она! Какая! 1-ая вершина в жизни. 40-летия Татарской ССР (3600)! Погода ясная с пролетающими под нами облаками. Стоишь на вершине мира (вроде локального, но выше кругом ничего). Однако восторга особого нет. Сразу он не проявляется, как кинопленка, приходит уже потом в памяти об этом. По житейскому съели колбасу, запили сгущенкой, достали записку предыдущей группы "дураков" и вложили в контейнер свою записку следующего содержания: "здесь были Вася и Акиля". Шучу конечно. Примерно так: "группа такие то во главе с руководителем таким то во столько то взошли туда то. Погода такая то. Начинаем спуск во столько то. Всем удачи." Удивился себе, что пришла на ум, а может в сердце, любимая дочь - сорвал ей с вершины нежный синий колокольчик, который потом и привез ей и жене на память. Через 5 минут пребывания, как я только подумал начать наслаждаться вершиной, Идрис скомандовал: "уходим". Только позже мы осознали его озабоченность и подгон. Плохая быстроизменчивая погода, мокрые скалы, снег, ветер, нулевая видимость и наша неподготовленность могли бы легко угробить нас. Назад пошли по другому маршруту. Сначала обрадовались что легче и короче будет, да не тут то было. Так просто нашего инструктора не возьмешь. По большому счету он и не запоминал маршруты, а шел по интуиции. Ну и правильно - чего там парится с учебниками, лучше час, два потерять, может жизнь, две, зато творчество хоть какое то появляется. Оказалось что маршрут сложности 1Б назад мы пошли траверсом по сложности 2А. Несколько участков особо хорошо запомнились, на которых то мысли все эти про дураков и приходят. Стенка градусов 80 с малюсеньким округлыми полочками по 2 см. Вроде полез, вроде зацепился кончиком подошвы, где то дотянулся рукой за выступ, а дальше нет ходу. И стоишь в раскорячку, прижавшись к скале и ни туды и ни сюды. Тут каждый мизинец на счету, а один уже остался в поезде. И про подошву сразу вспомнилось, хорошо что не пустили со стертой. Внутри все начинает сжиматься. Страх пришел. Назад уже боязно центр тяжести перемещать и вперед некуда. Под ногами пропасть. На конце веревки Ярик, который думает что удержит без блока сорвавшуюся 80-ти килограммовую тушу. Быстро отчаявшись (потому как силы из пальцев уходят очень быстро), прыгаешь вперед в надежде зацепится за выступ. Получается. Страх ушел, потому как некогда с ним разглагольствовать, надо себя спасать. Перешеек узкий со спуском, слева пропасть, справа пропасть по полкилометра. Прошел последний раз в связке. Не выдержал, отцепился от связки. Почувствовал глубокое облегчение, почти что ощутил радость свободы и чуть ли не безопасности. Идрис весело: "ну раз отцепился, то развяжи свою петлю "проводник" на связке, а то будет за камни цепляться". После уже осознал что больше всего меня гнело - это связка. Среднему надо было успевать за 2-их: и переднего держать в поле зрения и страховать и заднего. Чувствовал себя повязанным с 2-х сторон и обреченным статистом полностью зависящим от ошибок друзей. Вероятностно получается что риск похериться в такой 3-ной связке в 3 раза больше, чем без оной. Ошибка каждого из 3-х приводит к гибели всей связки. Понял почему Идрис не взял 2-ю веревку - чтобы не впрягаться во 2-ю связку. Так ему было гораздо спокойнее. Я лишний раз убедился, что когда не могу контролировать риск своей жизни, то это создает мне сильный дискомфорт. Именно по этому стал боятся летать на самолете, и не бояться управлять автомобилем, не смотря на то, что в сильных автоавариях был много раз и один раз жив остался чудом, а в авиакатастрофах вроде и не был, не дай бог конечно. Однако страховка на связке сработала один раз, когда я не дал соскочить Ярику с выступа, подтянув его. Хоть там и было метра 3, но все равно что либо ломать или ушибать совсем не приятно. 16-00. Договоренное время. Очередной раз пытаемся выйти на связь с рубкой лагеря, в которой должен был сидеть нач.уч. и удостоверится, что мы живы. "Эдельвейс. Эдельвейс-9 на связи. Прием." - из раза в раз поет Идрис, в промежутках матеря вообще радиосвязь как таковую. Как выяснилось позже, добрый нач.уч. не зря повторял про дураков, потому как сам на связь не выходил по причине проведения теоретической Альп-подготовки с женским полом. К перевалу спустились с сильным облегчением. "Все таки счастливые вы ребята, погода пустила вас" - порадовался за новичков Идрис, к тому времени ставший почти родным. Наверное помогла чудо-шапочка отгоняющая злых духов, привезенная Яриком из Непала и с которой он не расставался. "Ну а теперь самое приятное, едем с перевала вниз по снегу кто как может, но ледорубы наготове держите, если понесет, зарубайтесь" - подгоняет Идрис. Я вспомнил про любимый сноуборд, эх сейчас бы его сюда, и поехал на ногах, но оказалось это довольно утомительно и сев на задницу, гораздо облегчил себе нагрузку и ускорил скольжение, правда пришлось притормаживать уже ледорубом. Слава с Идрисом почему то уехали вперед, наверное они раньше начали использовать свой зад. Ярик пошел вниз пешком зигзагами и сильно отстал. 2 года назад на Эльбрусе он сорвался со снежного склона и выронив ледоруб прокувыркался в бездну неизвестности метров 200. Спас его плавный выкат, которого могло и не быть. Кого то горы и щадят получается. Не нужно быть Альпинистом, что бы понять чувства человека, готовящегося к скорой смерти. И в этот раз он не захотел даже приближаться к такому же испытанию, за что ему респект и уважуха, как говорит Слава. На своих ошибках не учатся только дураки, говорит пословица, и это означает что горы Ярика не ждут по теории нач.уча. Значит это у них не взаимно, потому что Ярик очень любит горы. Тут как то странно по аналогии со мной получается. У Ярика отец - Альпинист и Ярик любит горы, а у меня отец - летчик, но я не люблю самолеты. Проходим озеро с пологим снежно-ледяным скатом вместо берега. Почему то появляется мысль, что если случайно поскользнуться, то и обрывов километровых не надо, что бы отправится к прадедам. Озеро ледяное, зацепится не за что, веревки под рукой нет, что бы кто вытащил. Короче пару минут барахтанья и готов. 18-00. Обмякаем уже рядом с палатками. Ярика держим на визуальном контроле. Возникает ощущение, что Ярик не рассчитал дистанцию и им движет нечеловеческая сила, потому как движения его уже не похожи на ходьбу человека. Голова и руки обмякли и безвольно болтаются в такт шагам, как будто неживые. Читал статьи, что во время сильного непрекращающегося изнурения человека, его органы начинают отключаться не все сразу, а постепенно. Не знаю как почки и печень, но мозг к этому моменту у Ярика отключился точно:) Ему можно было дать приказ, к примеру, сделать нам кофе, и он бы сделал, но конечно издеваться мы не стали, а только порадовались за живого друга. Отдохнув мы все же вспомнили про кофе, которого с собой не было, и Ярик даже назвал цену, которую готов выложить за чашку - 500 руб. Слава сказал, что не удивится, если сейчас из-за камней появится Измаил на буханке и привезет кофе. Гипоксия пришла в гости:) Так шутками-прибаутками и закончилось 1-ое в жизни восхождение. Что самое главное без травм и ЧП, не считая конечно царапин, синяков и мозолей. Хотя если вспомнить что я клялся себе больше не рисковать так, то травма все же была - психологическая травма. Однако она сложилась с восторгом от красоты гор и того, что мы сделали это, в результате чего чувствовал я себя прекрасно. Может не вовремя сообщаю всем, что на восхождения больше я не ходок. Делаю это умышленно быстро, что бы обратного пути не было. Ведь не всегда ум может совладать с чувствами. Издалека, еле тлея, появляется догадка, что горы могут затянуть, но логика сопротивляется и твердит что это чрезмерно опасное добровольное развлечение. Кажись никто не верит, да и не придает этому значения. Вторая ночь в палатке проходит заметно лучше.

8/7. 10-00. Раскладываем поровну общие крючья, веревки, ... Слава в споре говорит, что готов нести весь мусор, если кто понесет примус и остальные его вещи. Простым решением проблемы - назвать примус и вещи Славы мусором и пусть он их несет вместе с другим мусором - веселю Идриса. "Ну Серега, таких учеников у меня еще не было" - говорит он. В результате 2 пакета мусора отношу подальше и закладываю в камни. Может и не правильно, но замечаю, что таких там много. Тешу себя мыслью, что все дело в отношении к этому. Ведь если представить, что на земле не осталось людей, то встретить такой мусор на пути просто счастье и язык даже не повернется назвать его мусором, в память о жизнедеятельности человечества. Один скажет "грязь", а другой "земля матушка". Фотографируемся вчетвером на автоспуске и на ручном (точнее ножном) спуске выходим к лагерю. Права пословица, что дорога домой гораздо "короче". Но и тут есть свои подставы. Думаешь о том, что по статистике ЧП на спуске случаются чаще, чем на подъеме и находишь этом как минимум 5 объяснений. И забывать это нельзя. Да еще нагрузка в ботинках-кандалах переместилась с пяток на пальцы. Сразу почувствовал слабые места, вспомнил совет девчушки-Альпинистки из лагеря: "лучше места трения сразу пластырем заклеить, но как в кровь сотрешь, все равно клей пластырем." Заклеил 2 пальца - вроде легче стало. Хорошо еще вовремя понял, что несколько пальцев онемели и сняв ботинки, привел их в чувства, что и спасло по крайней мере ногти на них. Тропу перегораживают козы, козлы, козлята, бараны и всякая такая шашлычная живность. Один из них, наверное главарь, идет с колокольчиком, сделанным из кружки. Вспоминается чувство уважения смешанное с удивлением к их диким горным братьям - турам, следы и помет которых встречали на самых вершинах в таких местах, куда кажется только птице и залететь. На относительно ровной дороге вдоль речки встречаем группу начинающих Альпинистов. Впереди идет бодрый проводник лет 50-ти, а за ним в полуобморочном состоянии 2 пары молодых парней и девушек. На мое приветствие они мужественно находят в себе силы кивнуть головой не поднимая глаз. Слава с горочек уже бежит поджав колени, видимо испытывая технику японских старцев - не допускать колебание центра масс. Пробую так же, в результате чего отрываемся от Ярика с Идрисом. 12-40. Прибытие. Итого назад получилось в 2 раза быстрее и в 20 раз легче. На полянке лагеря нас весело встречает несмеяна в обнимку с мужем, благодаря которому она не любит Альпинизм, другом мужа и бутылкой пива. Сообщаю, что маршрут прошли и зря они свалили, не дождавшись погоды. Заваливаемся на кровати и перевариваем трек и лазание. Кровать и убежище уже начинает тянуть на 3 звезды в моих ощущениях. Сладко засыпаем, вспоминая Эльбрусскую деву, которую я вроде видел и, даже страшно признаться, обнимал во сне палаточного дрема.

_________________
Я подаю свою точку зрения как идею, а не как истину в конечной инстанции.



Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron